Три капитана

Приазовский район



 

Уже традиционно, каждый год, в двадцатых числах октября южнее города Мелитополь происходит необычное и красивое представление – реконструкция прорыва линии немецкой обороны на реке Молочная – Вотан. Десятки тысяч людей приезжают сюда посмотреть на то, как наши солдаты 70 лет тому назад совершили этот прорыв.

Но мало кто знает, что сама инсценировка не имеет практически ничего общего с реальными событиями, которые происходили в те далекие годы. Мы смотрим на то, как с легкостью, с улыбками на лице, наши солдаты крушат противника. Всего лишь в один час инсценированного боя невозможно вместить все те пять суток, которые советские воины провели на передовой, отбивая десятки ожесточенных контратак.

Штурм немецкой линии обороны «Вотан» осенью 1943 года – одна из самых героических страниц Великой Отечественной Войны. Но, в то же время, именно эта глава истории сражений  Южного (с 20-го октября 1943 года – 4-го Украинского) фронта остается малоизвестной. Имена Героев той битвы остались неизвестными, а их подвиги – забыты. А ведь многие из них нашли свой последний приют именно на Приазовской земле, в братских могилах, которые расположены на территории сел нашего района.

Первые попытки прорвать линию «Вотан» севернее города Мелитополь не дали ожидаемого результата. Части 51-й и 28-й армий были растянуты, а те полки, которые первыми вышли к Молочной, истощены многомесячными боями.

29 сентября 1943 года командира 463-го стрелкового полка 118-й стрелковой дивизии капитана Василия Яковлевича Бачило вызвали в штаб 28-й армии. Перед ним поставили задачу – провести штурм лини немецкой обороны южнее города Мелитополь в районе села Мордвиновка, после чего в прорыв должны были войти 398-й и 527-й стрелковые полки 118-й стрелковой дивизии. Течение и глубина реки в этом месте были меньше, а оборону держали не только немецкие, но и румынские части. Но берега были  труднопроходимы, болотисты и густо поросли камышом. Высота отвесных стен противотанкового рва, который необходимо было захватить, была 4-5 метров, все подступы простреливались с нескольких сторон.

На подготовку операции были даны сутки. Организацию и подготовку прорыва поручили заместителю командира 463-го стрелкового полка капитану Семену Алексеевичу Салказанову. Болотистую реку решили перейти по ящикам и вброд. Для преодоления отвесных стен противотанкового рва комбат Георгий Гусов предложил использовать штурмовые лестницы.

Капитан Семен Салказанов был опытным офицером. В октябре 1941 года он пришел в Железнодорожный военкомат города Москва и записался добровольцем на фронт. На момент наступления на город Мелитополь Семен Алексеевич воевал уже два года, был дважды ранен, в 1942 году награжден Орденом Красного Знамени. Как и комполка Василий Бачило, капитан Салказанов участвовал в героической обороне Москвы. Поэтому планирование операции по форсированию реки Молочная командир полка поручил своему самому опытному офицеру.

30 сентября в холодные воды Молочной, возле села Мордвиновка, вступил полк капитана Бачило. В бой полк повел заместитель командира, начальник штаба капитан Анфим Тимошенко. Кто по ящикам, а большинство босиком, утопая по пояс в иле, солдаты и офицеры перешли реку. Минометы, пулеметы, ящики с боеприпасами, лестницы несли на себе, пушки переправляли практически на руках. Взвод сержанта Кима Дарбаняна незаметно перешел реку через камыши и стремительным броском первым преодолел противотанковый ров. Ворвавшись в траншеи, бойцы вступили в рукопашную схватку.

 Стрелковые батальоны под командованием старших лейтенантов Георгия Гусова, Александра Широбокова и Алексея Кальныша, преодолев реку, вышли на открытую позицию. Расстояние до рва было около полукилометра. На бруствере располагались вражеские окопы. Противник открыл массированный миномётный, артиллерийский и пулеметный огонь по ранее пристрелянным позициям. Комбаты подняли батальоны в атаку. Батальон Кальныша под массированным обстрелом залег посреди поля на подступах к высоте 29.0. Солдаты были как на ладони. Комбат, понимая всю серьезность ситуации, первым поднялся в атаку и увлек весь батальон за собой.

Одним стремительным броском грязные, в мокрой одежде, босые солдаты преодолели расстояние до рва, установили лестницы и ворвались во вражеские траншеи. Гусов первым выскочил на бруствер, за ним последовали его солдаты. Они забросали немецкие окопы гранатами, вступили в рукопашную и захватили траншеи. Высоты 29.0 и 29.1 были взяты, батальоны Гусова, Широбокова и Кальныша закрепились в немецких траншеях.

Из статьи подполковника Величко в газете «Правда»:

«Рослый ширококостный комбат Александр Широбоков выбросил свой батальон к Молочной стремительно, внезапно. Этот переход от деревни к речке был настоящей удачей. Белая папаха Александра Широбокова уже маячила в камышах, когда два остальных батальона по очереди начали совершать такой же незаметный переход. Немецкая артиллерия и миномёты открыли огонь. Казалось, они стреляли по пустому месту – высокие, как лес, камыши Молочной не выдавали ни одного движения. А между тем в них шла борьба. Солдаты форсировали болотистую речку вброд. Навьюченные пулемётами, патронными ящиками и миномётами, люди глубоко вязли в воде и тине. Гулко падали в болото снаряды и мины. Камыш и осколки резали людей…

…В эту ночь никто не сомкнул глаз. Участок штурма был узок – всего 300 метров по фронту. Каждый батальон получил свои 100 метров…

…С наблюдательного пункта майора Василия Бачило взлетела белая ракета в зенит – сигнал на подвиг и славу.

И поднялись лестницы, закачались, двинулись к стене. В отсветах немецких ракет мелькнули их необычайные, огромные тени и тени людей, бросившихся на стену. Тьма расступилась. На протяжении трёхсот метров стена закипела, зашевелилась, объятая трассирующим огнём автоматов и пулемётов, взрывами гранат и светом множества ракет.

Группа Цурикова выкатилась на стену змейкой. Немецкий пулемётчик повернул на неё ствол и не успел: гранаты подняли его на воздух. Затем змейка ударила гранатами по окопам, бросилась вперёд…»

Георгия Гусова тяжело ранило в руку еще при штурме, однако двое суток он продолжал командовать батальоном. Капитан Салказанов находился на позиции в боевых порядках батальона Гусова и лично принимал участие в отражении контратак противника. В ночь на первое октября бойцы отбили 6 контратак. Во время последней контратаки комбат подпустил противника практически вплотную, после чего лично поднял батальон в атаку и отбросил немцев со склона. Утром у рва лежали трупы более 300 немецких солдат. Больше суток солдаты не пили и не ели. 2 октября, на третьи сутки боя, повар роты автоматчиков Павел Костанда в разгар боя сумел пронести еду прямо на передовую.

За первые двое суток боя санинструктор Зоя Максимова вынесла с поля боя и оказал помощь 120 солдатам и офицерам. 2 октября санитар Александр Курсаев вынес с поля боя 22 тяжелораненых бойца. Санитар Михаил Николаев вынес с поля боя 285 солдат и офицеров. Санитар Зоя Максимова была ранена в бою 11 октября и 15 умерла от ран. Похоронена в братской могиле села Гамовка.

Уже после рассвета, 1 октября начался очередной обстрел позиций батальона. На штурм вышли немецкие самоходки и тяжелые «Тигры». Снаряд разорвался возле капитана Салказанова. Взрывом ему оторвало правую ногу, раздробило левую руку. Но капитан отказался от эвакуации и остался на поле боя, каждый солдат был на счету.

Позиции полка обстреливали 40 артиллерийских и минометных батарей. Бойцы перенесли 18 массовых бомбардировок. Старший лейтенант Александр Широбоков лично 4 раза поднимал свой батальон в атаку, навязал немцам 3 рукопашных схватки. В бой шло все: ножи, приклады, штыки, саперные лопатки и даже каски. На его позиции вели наступление 6 танков, 4 самоходных орудия, батальон пехоты.

За первые трое суток боя особо отличились бойцы роты автоматчиков : рядовой Петр Кузьмин уничтожил один станковый пулемет и 5 солдат, рядовой Петр Максимов убил 7 немецких солдат и офицеров, рядовой Спиридон Попов убил 4 солдата противника и одного захватил в плен, рядовой Анатолий Остапенко 2 октября пробрался в тыл к немцам и убил 5 немецких солдат.

Также отличились бронебойщики роты противотанковых ружей 463 стрелкового полка рядовые Никифор Кальянов, Андрей Костоманов, Александр Кичик, Михаил Тютюнников, Семен Иванов, Павел Тапариков, Савелий Куркчи, Дорофей Калиберов, Георгий Миросед, Иван Посухов, Илья Прокопов. Только за один день, 1 октября, эти солдаты уничтожили 7 немецких пулеметов и около 60 немецких солдат и офицеров. Рядовые Дорофей Калиберов и Семен Иванов похоронены в братской могиле с. Добровка.

Бой батальонов 463-го стрелкового полка длился 120 часов, бойцы отразили 53 контратаки противника. Но солдаты и офицеры устояли и не отдали высоту.

За этот бой офицеров полка Василия Бачило, Георгия Гусова, Семена Салказанова, Александра Широбокова, сержанта Кима Дарбаняна представили к званию Герой Советского Союза. Но только комсорг батальона Мария Батракова была удостоена этого высокого звания. Других солдат наградили орденами  и медалями, более 30 человек награждены Орденом Красного Знамени. В то время, когда шел бой, на капитанов Бачило и Салказанова пришел приказ о присвоении им майорских званий

Капитан Салказанов умер 1 октября в 259-м отдельном медико-санитарном батальоне 118-й стрелковой дивизии от ран, полученных в том бою. На тот момент он официально уже был майором, хотя об этом так и не узнал. На следующий день, 2 сентября, был ранен и умер от ран в этом же медсамбате капитан Анфим Иванович Тимошенко, который руководил действиями полка непосредственно с передовых траншей три дня. Семен Алексеевич и Анфим Иванович были похоронены на территории поселка Дачный Приазовского района. Решением Военного совета вместо присвоения Звания Герой Советского Союза майора Салказанова наградили Орденом Отечественной Войны І степени, посмертно. Капитан Тимошенко был награжден Орденом Красного Знамени, посмертно. Сегодня их прах покоится в братской могиле на окраине села Добровка Приазовского района.

Вместе с майором Салказановым в этой братской могиле похоронен еще один офицер, особо отличившийся в боях на Мелитопольском направлении.

Капитан Александр Елисеевич Шабалин во время боев по прорыву линии немецкой обороны «Вотан» был начальником артиллерии 398-го стрелкового полка 118-й стрелковой дивизии. Огонь его артиллерии поддерживал прорыв немецких укреплений 30 сентября под Мордвиновкой, где сражался полк капитана Бачило.

16 октября 1943 года в районе Данило-Ивановки, во время одной из контратак, немцы решили окружить 398-й стрелковый полк. Была предпринятая массированная атака на  позиции капитана Шабалина. С фланга вышли 18 немецких танков. Положение было практически безнадежно, солдатам угрожало окружение и неминуемая смерть. Александр Шабалин принял смелое и опасное решение. Он приказал выкатить батарею 76-ти мм. пушек  на открытую позицию. Артиллеристы оказались перед врагом как на ладони, защищенные только щитом пятимиллиметровой брони своих орудий. Немецкие танки и пехота открыли по солдатам огонь, вокруг раздавались взрывы и свистели пули. Капитан Шабалин приказал расстреливать наступающего противника прямой наводкой. Он сам подбежал к одному из орудий и начал наводить его на приближающийся танк. Выстрел, и немецкий танк вспыхнул и остановился. Развернув орудие, капитан стал наводить его на следующий танк, но промазал. Следующий выстрел, и второй танк, весь в огне, замер. Секунду спустя Александр Шабалин упал, сраженный осколками снаряда, который разорвался рядом с ним. Немцы развернулись и отступили, оставив догорать на поле два подбитых танка. Ценой своей жизни капитан Шабалин спас полк.

В этот же день Александр Елисеевич был похоронен на территории поселка Дачный Приазовского района. 28 октября 1943 года капитан Шабалин был представлен к званию Герой Советского Союза, посмертно. Но решением Военного совета, как и многие другие солдаты и офицеры, проявившие мужество и героизм во время прорыва линии «Вотан», он так и не получил это высокое звание. Капитан Шабалин был награжден Орденом Отечественной Войны І степени, посмертно.

11 ноября 1943 года в г. Таганрог жена капитана Шабалина – Антонина Спиридоновна получила похоронку:

«Извещаю вас о том, что ваш муж капитан Шабалин Александр Елисеевич, 1911 года рождения, уроженец города Жданова был убит 16 октября 1943 года… »

А уже после войны Анастас Кичик напишет о тех страшных боях:

Тополя у Молочной речушки не спят,

Там гремели бои, там могилы молчат.

Воцарилась святая навек тишина.

Навсегда, навсегда здесь уснула война.

Над рекой, на заре, солнце грустно встает,

А луна, по ночам, их покой стережет.

Прорастают бойцы из земли в тополях –

К нам стучатся, живым, пересилив свой прах…

 

Список солдат и офицеров 118-й стрелковой дивизии, участников прорыва линии немецкой обороны Вотан, которые похоронены на территории Приазовского района:

Братской могила с. Добровка: майор С. А. Салказанов; капитаны А.Е. Шабалин, Ф.П. Калеткин, А.И. Тимошенко; гв. старший лейтенант Н.С. Качаев; старшие лейтенанты Н.М. Скрыпник, Н.Д. Рыбак; лейтенанты А.И. Кошелев, Е.И. Лившиц, А.А. Масленников; младшие лейтенанты П.М. Депутатов, А.П. Емельянов; старшина В.С. Пермяков; гв. сержанты А.Н. Аверин, Д.Я. Семченко; сержанты А.М. Афанасьев, П.С. Давидов, А.В. Емельянов, И.И. Ермоленко, Б.И. Королев, М.В. Кротов, М.И. Лозовой, А.Г. Черненко; ефрейтор С.С. Власенко; гв. рядовой Т.И. Шешель; рядовые А.А. Филатов, Ш. Абуов, Б.М. Алешин, А.Г. Анджерли, В.Д. Аникин, Н.И. Белоглазов, Д.М. Будко, И.Ф. Васильев, М.Т. Винокуров, А.Ф. Галкин, А.Г. Ганзихин, И.П. Гусаков, К.А. Гутнев, А.П. Данилов, В.Я. Демьяненко, Н.П. Дергаусов, А. Жантемиров, Б. Жунусов, Д.Д. Журба, А.Ф. Заманов, Н.А. Золотарев, С.М. Иванов, К.С. Исаев, В.Е. Исаков, Н.Г. Ищенко, Е.С. Карпун, Г.И. Катьянов, Д.Л. Колиберов, А. Конарбаев, В.Ф. Кононенко, Ф.Р. Корниенко, Г.И. Корсунов, Н.Л. Костин, Ф.П. Красников, И.И. Кунин, И.А. Кушнарев, В.М. Лапаванин, И.Г. Левченко, И.Д. Липчук, Л.В. Лымарь, И.И. Морин, М.Т. Обора, Д.С. Ожогин, Н.П. Охмуш, Д.М. Пешков, Ф.Л. Помпадур, Н.М. Прокопенко, Н.Ф. Радионов, Г. Рогожин, В.А. Савенко, Д.Д. Савченко, И.Ф. Самокиш, Н.А. Сарбаш, А.Ф. Саютин, П.М. Северов, А.И. Сердюк, П.Н. Сивашов, А.П. Скугарев, Г.И. Стулба, П.П. Счастый, В.П. Тарасов, А.А. Тесля, П.И. Ткачев, А. Тошен, М.С. Харламов, П.С. Харитонов, П.А. Холодарев, М.А. Шеховцев, Н.Т. Щербина, Я.Т. Якунычев.

Братская могила с. Гамовка: гв. лейтенант Н.С. Усанов; гв. сержант Н.П. Буслаев; рядовые Д.В. Андреев, Н. Базарбаев, Ф.Ф. Буц, П.А. Дворцов, С.И. Демначенко, А.К. Захаров, Ф.К. Кириченко, В.П. Книгин, И.Е. Колесников, Ф.Н. Кубышкин, В.П. Кузьмин, В.С. Куликов, П.М. Курочка, З.И. Максимова, А. Нагаев, В.Т. Набак, И.Ф. Панченко, П.И. Паськов, П.П. Перетятко, В.И. Розанов, Н.Д. Рыжкович, Ф. Сайфилин, Х.И. Саламбаш, К.С. Самойлов, П.Г. Степанов, В.М. Срашко, С.В. Тесля, Н.Н. Халов, А.М. Харламов.

Братская могила с. Девннское: гв. старший лейтенант А.Д. Емельянов; гв. лейтенанты И.Д. Круподер, Д.Ф. Севастьянов; гв. старший сержант Б.И. Сивков; гв. рядовые В.М. Холопенко, И.В. Шатрало, Д.И. Шонохов.

Братская могила п. Приазовское: гв. старший лейтенант Л.Г. Фельдман; гв. рядовые В.Т. Дубина, З.Ф. Ковалев, И.Ф. Оплетаев; рядовые А.М. Евтушенко, Г.С. Катран, Т.С. Компанченко, В.Л. Косякин, А.М. Котов, Г.С. Мищенко, Ф.И. Рудый, Н.А. Чернов.

Братская могила с. Гирсовка: рядовые И.В. Кривой, П.Г. Бобро, И.Н. Брыгида, Ф.И. Брусняк, И.В. Кривой.

 

Е. Гайдай, учитель географии Приазовской ЗОШ №2

 

ПИСЬМО №1

 

Запорожская область,

Приазовский район,

Новотроицкий сельский совет,

Ананьеву Михаилу Васильевичу

___________________________________________________

Полевая почта 91071 У

Ананьев Александр Михайлович

____________________________________________________

 

3 января 1944 года.

Письмо от Шуры.

Добрый день или вечер, дорогие родители, папа и мама, и братья Паша, Петя и маленькая сестра Лидочка. Я жив и здоров, того и вам желаю, и посылаю вам свой пламенный армейский привет и желаю вам успеха в жизни. Дорогие родители, я нахожусь на фронте, уже два месяца как дерусь с коварным врагом. Пока жив и не ранен. Папа и мама, я слышал новости, как будто Сережа наш получил две медали в боях за Мелитополь. Это было написано в письме Лисакову Ивану. Папа, а я от вас ни одного письма не получал.

Пока, до свидания.

Папа и мама, остаюсь жив и здоров.

Шура, рождения 1924 года.

 

ПИСЬМО №2

 

Привет из Чехословакии!

Добрый день!!! Здравствуй, Фома Лукич Сиваш. Я ваше письмо с огорчением вашего содержания получил 9 июня 1945 года, в котором вы задаете несколько вопросов о убитом вашем зяте Белан Кузьме Степановиче. Я напишу то что знаю. Мы нашли этот труп 27 апреля 1945 года, в этот же день был бой и его убило. Я вынул у него документ и домашний адрес, и написал вам письмо, в которое положил фотокарточку и красноармейскую книжку, но вы её оказывается не получили. Похоронили его там где и убило, в Чехословакии, в селе Гаубичи. Мирное население вырыло могилу, а мы его положили на простынь и укрыли одеялом, и закопали. Вот что могу вам сообщить о нем, потому что я с ним не с одной части, и вообще его лично до этого не видал, разговоров с ним не имел. Вот все подробности, которые я вам мог сообщить. Часть, в которой он служил, я не знаю, потому что красноармейскую книжку я отослал Вам. Пока до свидания. Если желаете, пишите письма, будем воздушными знакомыми.

9 июня 1945 года.

 

 

ПИСЬМО №3

 

Привет с фронта!!!

Здравствуйте Нина, папа и мама!!!

Сообщаю, что письмо, Нина, которое ты писала 22 июля 1941 года, я получил 10 августа 1941 года, за которое очень благодарю.

Я прочитал и Василя письмо. Я теперь знаю, где он находится и я уже от него получил одно письмо, и написал ему, и получил 6 рублей в письме. И вам писал письмо, тоже клал 6 рублей. Не знаю, получили вы или нет.

Нина, почему вы не пишите, получили вы мои фотокарточки или нет. Я вам из Эстонии выслал 3 конверта с фотокарточками и 1 с письмом. Ну, еще напишу, которые остались фотокарточки, у меня уже нет ни одной. Я был в бою и оставил свой портфель в тылу, подальше от фронта. Там были не только мой портфель, но и много других вещей. Но Германский самолет бросил бомбу. Весь мой портфель полетел в воздух, все с портфеля повыскакивало и землей позарывало фотокарточки. Ну, мои друзья мой портфель потом взяли с собой, и трудовая книга в портфеле, и больше ничего.

Я нахожусь на фронте, работаю младшим командиром связи.

Бью немцев.

Пишите вы все свои новости.

Я знаю, что у вас сейчас абрикосы, яблоки, есть огурцы, помидоры. Но и я до этих пор ничего не видел. Хотелось бы покушать. Ну что же, будем кушать после войны.

Ну вот, пока все, до свидания.

Жду ответ.

С приветом, Бунчук Павел Григорьевич.

726 почта полевая, 546 стрелковый полк, 2 батальон, взвод связи.

10 августа 1941 года.

Пишите по чаще.

 

ПИСЬМО №4

 

21 мая 1946 года.

Письмо от известного уже вам Ефименко Ивана Ивановича.

Здравствуйте, Надежда Федоровна.

Во первых я вам сообщаю, что я ваше письмо получил 21 мая, что вы писали 5 мая 1946 года.

Да, Надежда Федоровна, мое письмо было для вас большим ударом. Но я, как друг вашего мужа [Васильева Григория Агеевича], я считаю своим долгом сообщить вам о том, что ваш муж погиб 6 апреля месяца 1943 года в Шахте, в Германии, от побоев немецких извергов – фашистских псов. После удара палкой по плечам у него были отбиты легкие. После пяти дней болезни он умер.

А открытку ту, что вы писали, он не дождался, и её получил я. Но сохранить её от обысков фашистских сыщиков не мог.

Так что я сообщаю вам все подробно и могу отвечать за это.

Этот удар я сознаю, но мне делать нечего. Я считаю – это выполнение своего долга и его завещания.

А раньше сообщить я вам не мог, потому что обстоятельства не позволяли.

Пока все.

До свидания.

 

ПИСЬМО №5

 

15 декабря 1943 года.

Добрый день Мотя, Катя, папаша и мамаша, и Надя. Передаю я вам свой привет. И передаю привет Маруси и второй Маруси.

Мотя, я в настоящее время служу при госпитале. Служба у меня пока ничего, все время стоим в Акимовке. Должны стоять до конца месяца. Так что можешь прислать мне письмо и описать свою жизнь, как вы там живете, и опиши все подробности, меня очень интересует. Мотя, если сможешь, то поскорей напиши. Но пока до свидания.

Желаю вам быть всем живыми и здоровыми.

Мой адрес

Полевая почта 91187,

Величко Федор Герасимович.

А ниже свой адрес, Мотя.

И передай привет моему сыну и напиши о его здоровье. Извини меня, что я такое сжатое письмо написал. Я скоро буду сам дома, тогда буду все рассказывать, а пока все. Жду ответ.

 

ПИСЬМО №6

 

4 июня 1942 года, от Гаруса Алексея Артемовича.

К своей родной и верной семье, жене и родным деткам, Гарус Марии Тимофеевне и родным дочерям Вальке и Ниночке. Во-первых спешу сообщить, что я жив и нахожусь в госпитале, и сообщаю, что я ранен очень опасно, но прошу, не волнуйтесь, я себя чувствую очень хорошо. Я ранен 17 мая, утром. Мне пришлось потерпеть четыре пули – две в правую руку, одна в шею, и одна, самая опасная, разрывная в левый бок, и в правую сторону груди вышла. Но я все время находился при своем хорошем сознании и сейчас чувствую себя хорошо. Помаленьку хожу своими ногами и пишу письмо сам, своей рукой. Хотя немного и трудно. Дорогая жена, я тебе писал несколько писем после того, как выехал на фронт. И почему то получил только от Пети и Мишки, 10 мая, на которое послал ответ. И вместе с твоим письмом также послал Ивану несколько раз, от него тоже не получал писем. Не знаю, может от вас поступают ваши письма в часть, но меня там нет и, возможно, что они не знают, где я нахожусь и будут считать меня пропавшим без вести.

Посылаю свой душевный привет тебе, дорогая жена, и деткам, а также нижеследующим: Василию, Тасе, Тисленку, (?), Марусе и всем его деткам. Пете, Мишке, маме, бабушке и их наследникам.

На этом до свидания, твой муж Гарус Алексей Артемович.

Адрес

Саратовская область,

Станция Дурасовка,

Почтовый ящик №1

Привет Борисику, Василию, Леонтию.

 

ПИСЬМО №7

 

Запорожская область

Приазовский район

С. Строгоновка

Голик Евдокия Климовна

____________________________________________

Полевая почта 29502 Щ

Голик Николай

______________________________________________

 

Пишу письмо 18 мая 1944 года, привет от вам известного мужа и отца. Во первых строках этого письма спешу уведомить и сообщить вам о том, что я жив и здоров, того и вам желаю. Я сообщаю тебе, что я послал (?) письмо и указал свой адрес, по которому она, если хочет, может сообщить мне, как она поживает. А также и от вас я жду сообщения о вашем состоянии здоровья и вашей домашней жизни. Дуся, ты должна спросить, если Пантелей дома, то пусть он узнает  сообщит тебе, сколько начислили мне трудодней в Бадае. Там за пол месяца не меньше 40, 45 трудодней и деньги должны начислить. Все таки  тебе легче будет. Если нет, то сообщи в райземотдел или в райком партии. Потом ты должна получить деньги за мою работу в Строгановке. Я не получил ни копейки.

Пока все, передавай привет всем родным и знакомым: дяди Вани, бабе Гале, Вере, Андрею (?) и всем моим друзьям и знакомым, и в МТС Ботиевское, директору МТС Степану Степановичу.

С тем до свидания. Остаюсь жив и здоров, того и вам желаю (?) несчетно раз, и жду ответа, как ласточка лета.

Ваш Голик Николай

 

ПИСЬМО №8

 

Пишу в 6 часов вечера 22 числа.

Здравствуйте, мои дорогие, любезные, незабвенные семейство. Моя дорогая незабвенная супруга Зиночка и мои птенчики сыночки Шурочка и Колечка.

Посылаю я вам свой семейный поклон и письменный горячий поцелуй.

Мои дорогие, не могу вам описать, как я за вами скучел. Но, моя дорогая супруга, не беспокойтесь и не волнуйтесь за мной. Может, Бог даст, увидимся (?)

Нас разбили в селе Вербовое. (?)

Зина, у меня фуфайку и жакет отобрали когда нас обмундировали. Сейчас страдаю от фуфайки, холодно на одну рубаху. Но обещают дать скоро теплое обмундирование.

Зина, харчи хорошие.

Может помнишь, когда мы были только приехали в село Александровку, в те года, 1933.

Зина, как получишь письмо, так я тебя прошу, не жди, напиши сразу мне письмо и опиши мне все подробно, как живете (?)

Ванька Власов уже ушел на фронт, но и мы с часу на час ожидаем приказа. Но, моя дорогая супруга, не волнуйся. Что Бог даст, то и будет.

Жалко было тот вечер, когда мы с тобой расставались, когда нас погнали и мы шли всю ночь. Заплакал и пошел, так мне стало жалко расставаться с тобой. Пишу, и меня слезы пронимают, хочется мне вас увидеть, тогда хоть и помирать то ничего. Одна надежда на Бога.

Не волнуйся, молись, бачу, что Бог даст, то и будет.

Пиши скорей ответ.

До свидания. Целую, целую несчетно раз. Зина, положи в письмо чистой бумаги для письма. Передавай поклон всем (?)

Гостищев Д.В.

Адрес – Полевая почта 13241 «Я»

Гостищеву Д.В.

 

ПИСЬМО №9

 

УССР

Запорожская область,

Приазовский район

С. Владимировка

Гудь Софии

______________________________________

 

Город Сталинград, госпиталь

26 февраля 1946 года.

Здравствуйте, незнакомая уважаемая товарищ Гудь!

Я вас не знаю, но пишу вам это печальное письмо, выполняя просьбу вашего мужа и моего товарища.

С вашим мужем Гудь Даниилом мы вместе были на фронте в Польше под городом Бреславль. Там были сильные бои по ликвидации окруженной немецкой группировки. И должен вам сообщить печальную весть, что ваш муж Гудь Данил 1 марта 1945 года был там убит, а я в тот же день был тяжело ранен, после чего лежал во многих госпиталях, а сейчас, по выздоровлении, вышел  из Сталинградского госпиталя и еду домой, в город Ставрополь, и случайно нашел в своих карманах адрес Гудя, который он мне дал на всякий случай, а я ему давал свой адрес для того же. И вот, хоть поздно, но решил написать вам это печальное письмо и тем самым выполнить его просьбу.

До свидания.

Товарищ вашего мужа (неразборчивая подпись)

 

ПИСЬМО №10

 

Запорожская область

Приазовский район

Село Примпосад

Дашковскому Василию Федоровичу

____________________________________________

Полевая почта 26685 Щ

Дашковский Сергей Василевич

____________________________________________

 

Здравствуйте, дорогие мои мама, папа, Шура и Егорка.

30 октября написал письмо.

Мама, я сейчас иду через Покровку. Был уже на фронте и опять иду на фронт. Пока я жив, но болен.

Шура, напишите как вы живете. А мне нечего и говорить, разве что жив. Мы находимся, я , Федя Кот, вдвоем мы.

Папа, мама и Шура, я не знаю даже, что писать вам.

Пишите больше писем мне.

До свидания, до свидания мама, папа, Шура. (?) целую тебя крепко и также всех целую, целую, целую.

 

ПИСЬМО № 11

 

 

УССР

Запорожская область

Генический район

Г. Геническ

Ул. Кирова, 43

Зварич Евдокии Антоновне

_____________________________________________

Действующая Красная Армия

325-я полевая почтовая станция

73-й стрелковый полк, 76-ти миллиметровая батарея.

Зваричу Василию Кузьмичу

_____________________________________________

 

Здравствуйте, дорогие папа, мама, а также дорогие братишки Юра, Федя, Витя!

Шлю вам свой горячий боевой привет.

Во первых сообщаю, что в настоящее время я жив, здоров, пока совсем не врежденный.  Обстановка, в которой я сейчас нахожусь, вам известна; в той, в которой и вся страна, и Красная Армия. Хочу сообщить, что 22 июня я находился на старом месте, а когда началась «заваруха», то нам, стоящим поблизости границы, пришлось первыми вступить в бой. Немец здорово жал, пришлось немного отступить. После того и началось, что и сейчас продолжается. Сейчас заканчиваю. Ибо вам должно быть ясно, в какой обстановке я пишу, лежа на траве.

Думал бросить письмо на первой попавшейся станции. Пока мне писать адреса нет, я только о себе сообщаю. Но как только вышлю адрес, сразу же пишите ответ. Где и как живете, проходит ли мобилизация, как папа, жив, здоров, не забрали его ли в армию. Самое главное пишите быстро, ибо сейчас положение такое, сегодня не получишь письма, а завтра поздно. Вот все.

За меня не беспокойтесь, не тревожтесь. Пока все в порядке. А немца, конечно, еще побьем немного, поломаем ему бока. Юра, Федя, Витя, слушайте маму, папу, живите, учитесь. Мама, папа, миритесь с обстановкой, не беспокойтесь. При всех возможностях сообщайте о себе, а я буду о себе.

Пока все. Привет с фронта.

Ваш сын, Вася Зварич.

Писано 5 июля 1941 года.

 

ПИСЬМО №12

 

Г. Астрахань.

Здравствуй, дорогая жена Тамара и дорогие дети Женя та Шура. Сообщаю вам, что я жив и здоров, чего и вам желаю. Не обижайтесь, что я очень задержал выслать письмо тебе. Я не виноват, но очень много работаю, мало времени остается на это. Но ничего, это положение улучшится. Сейчас идет усиленная подготовка к зачетам, так что время очень ограничено. Да кроме этого работаю (?) политруком. Тоже личное время. Но это не оправдание. (?) были на фронте (?)

Тамара, нас скоро будут выпускать, пожалуй к 15 июля 1942 года или же к 1 августа (?) точно выпустят. Кроме того есть предположение, что переведут в Сталинград, где будем продолжать учиться.

Моя жизнь протекает неплохо, так служить в рабоче-крестьянской красной армии можно. Имею большой авторитет среди курсантов, командного состава. Меня почитают, уважают. Учусь на отлично, так что и дни очень протекают скоро. Но только одно плохо, что много думаю за тобой (?) и крепко мечтаешь о твоей скучной жизни (?), о тех трудностях, которые ты переносишь. Надо крепиться во что бы то ни стало. Если трудно станет, (?)

Также обращай внимание на детей, на их (?) жизнь. Тамара, если бы ты знала, как соскучился я за тобой, детьми, что не можно описать этого в письме.

Тамара, час расплаты с Гитлером и конец войне уже близок. Сейчас (?) Америка крепко будет помогать СССР. Где ждет Гитлера смерть, так что (?)

Тамара, пиши, как живешь, какие новости в селе, где (?), Ковпак, Бакланов, (?), (?), (?), Петров, Иванов, Матвеев, Душин, какая их судьба.

(?)

Крепко, крепко, крепко, крепко целую

(?)

Жду письмо от вас с нетерпением.

Жму крепко руку.

Передай сем приазов привет.

Муж. [Калугин Григорий Павлович]

 

ПИСЬМО №13

 

20 марта 1942 года.

Добрый день многоуважаемые родственники тетя Анюта, дядя Федя и сестра Маруся. Шлю я вам свой сердечный красноармейский привет и лучшие пожелания в вашей жизни.

Сообщаю вам, что я жив и здоров, чего и вам желаю от всей души быть такими.

Пишу вам письмо с передовой линии фронта, в окопе, в свободное от боя время. Живем настоящей окопной фронтовой жизнью. Пули свистят, снаряды рвутся, ведем бой с немцами. Вот уже три месяца как находимся в боях с перерывами. Уже освободили весь Керченский полуостров Крыма и гоним фашистов дальше. Кормят ничего, дают каждое утро по 100 грамм водки, дают табаку, но я его не курю, а водку пью – она полезна здесь. Получаем подарки и письма от трудящихся тыла.

До 15 марта здесь было еще холодно и грязь. Но сейчас весна в полном смысле этого слова, стоят теплые дни, сухо, жаворонки в небе летают, мухи, насекомые появились.

Читаем газеты в свободное время и так далее.

Писал письма в Кирсанов дедушке и бабушке, получил от них письмо, которое очень меня обрадовало. Писал в Куриловку, пока письма не получил.

Как только получите письмо, пишите сразу быстрее ответ. Пропишите, дядя Федя дома или мобилизован в армию, где работает тетя Анюта, учится или работает Маруся? Что у вас нового, передавайте от меня привет (?) дяде Миши и его семье. Пропишите, что знаете про маманю, Ваню и Толю. Если вам пишут письма Костя и папаня, пропишите про них и их адреса.  Уже 7 месяцев я не знаю о них ничего. Вообщем, пропишите про все-все. Писать заканчиваю.

Пишите по адресу:

Действующая армия

 Почтовая полевая станция №881

825 горно-стрелковый полк,

Минометная рота,

Красноармейцу Козлову Алексею Алексеевичу.

 

ПИСЬМО №14

 

19 мая 1943 года.

Здравствуйте, дорогой дед Тимофей Тимофеевич.

Ваше письмо мы получили, которое вы писали к своему внуку Косте [Козлова Константина Алексеевича]. Но, к великой нашей скорби, оно не застало в живых вашего внука. Он погиб смертью героя очищая землю Северной Осетии от фашистской мрази 3 марта 1943 года в 18 километрах от города Орджоникидзе, в станице Архонская на площади.

Дорогой дед, мы вам обещаем отомстить за смерть вашего внука и нашего товарища Константина, фашистской мрази  за его смерть. Они заплатят тысячами смертей.

Пишите нам по такому адресу:

Полевая почта (зачеркнуто) Григоренко.

Мы его хоронили 4 марта в 12 часов дня.

С тем до свидания. Пишут его товарищи Григоренко, Лобач, Аллахвердиев, Щербина, Скрипка, Дорогих, Тутик, Похилко, Иванчиков.

19 мая 1943 года.

 

ПИСЬМО №15

 

27 августа 1941 года

Добрый день папаша и мамаша и все родственники. Сообщаю вам о том, что я жив и здоров, чего и вам желаю. Я был в городе 22 и видел Степу. Он говорит, что выезжать из города не будет. Будет все время в городе.

А я пошел на фронт 25 августа 1941 года. Не знаю, какая судьба постигнет меня в бою. Наступление будет идти за Днепропетровском. Здорово, хорошо.

Передавайте всем привет. Напишите как живете.

Адрес:

Днепропетровская область, село Грушевка.

Почтовый ящик 20/1

Бойцу Колесниченко

До свидания.

Всем всем привет

 

ПИСЬМО №16

 

Пущено письмо 23 августа 1944 года.

Здравствуй, дорогой отец. Шлю я вам сыновний фронтовой привет и желаю хорошего здоровья.

Я вам сообщаю, что сейчас я нахожусь со своими ребятами вместе и готовимся громить врага в городе Варшава.

Сейчас мы не снайперы, потому что нет винтовок снайперских. Я командир отделения и готовимся, не сегодня, так завтра, а может и на минутах.

Но все, больше нечего писать. Остаюсь жив и здоров.

Папа, до свидания. Уже получил гвардейский значок.

А пока нечего писать, никаких новостей, готовимся к завтрашним боям.

Но больше нечего писать, остаюсь жив и здоров, того и вам желаю.

Ваш сын Николай . Живы будем, увидимся.

Коробка.

Полевая почта 16528 "Х"

 

ПИСЬМО №17

 

Запорожская область

Приазовский район

Село Троицкое

Получить Кривенко Арине Ефремовне

_______________________________________

Полевая почта 19607

Кривенко Пантелей Матвеевич

_______________________________________

 

Письмо 22 ноября.

В первых строках моего письмо я тебя извещаю Арина, что я пока жив здоров, того и тебе желаю. Теперь я тебя извещаю Арина о том, что я сейчас ранен второй раз. Ранило меня 20 числа этого месяца. Сейчас нахожусь я в госпитале. И ранили Ваньку. Понимаешь, сразу были вместе, потом я в другой больнице, а он в другой, в одном селе. Теперь напишу, где меня ранило: в левую ногу, в колено, пулей. Легко, так что скоро обратно пойду.

Теперь я тебе напишу за Гаврилова Гришку. Он убит, передавай Федору.

Я правда сам не видел, потому что я был в другой роте. А я Ваньку как увидел, он мне сейчас говорит,  что Гришка убит. Я, говорит, с ним (?) вместе. Я до него подошел, а он сразу еще говорил, а потом умер.

Теперь я тебе напишу Арина, я тебе уже послал одно письмо, может, ты его не получила. Я писал тебе в нем, что Алексея тоже убило, передавай Марии. Сейчас, как получишь это  письмо, то мне напиши, потому что я сегодня здесь, а завтра там (?)

До свидания.

 

ПИСЬМО №18

 

Пущено 21 июня 1942 года.

Добрый день дорогая моя сестрица Дана и братуха Миша, и родные и дорогие племянницы: Лидочка и Галя. Передаю я вам, дорогие родители, свой скучный родной и сердечный красноармейский привет, и сообщаю вам, что я жив пока. Нахожусь вы знаете где, куда приехал из дома в армию, в Ленинграде. Я уже напоминаю, может вы забыли, потому что писать все нельзя, ну жизнь и служба.

Мы пока ничего, воюем с немцами та финнами, которые хотят наш украинский и русский народ сделать рабами.

Родная моя сестра Дана и брат Миша, я не знаю, где наши родители, родная мамаша, брат родной Коля и родные сестры Нина и Таня, и родной брат Никита, и все родные племянники и племянницы. Где они сейчас находятся. Пусть им легко вспомнится, где они сейчас, какая их судьба, как они живут, кто из них жив, или может их и в живых нет. Ну ничего не поделаешь, они не знают о нас, а мы не знаем о них. Теперь хоть мы, родная моя сестрица, должны переписываться и знать, кто из нас жив.

Дорогая моя сестрица Дана, я получил от тебя два письма, а сейчас пишу вам ответ. Я получил уже дней десять назад. А почему, потому что сами знаете время, трудно выбрать такое время, что бы можно написать письмо, дорогая моя сестричка Даночка и братуха Миша. Благодарю я вас, что описали свою жизнь, хоть я узнал, что вам не легко жить. Ну хоть ты Миша дома, то Даночке легче и дети не обижены никем.

Дорогая моя сестра Дана и брат Миша, ну мне описывать нечего, жизнь моя вы сами должны понимать какая, харчи такие, что живем помаленьку и воюем, здоровье пока ничего. То что я худой, то ты, родная сестра, не беспокойся. Разобьем немцев, приеду на Украину, тогда поправлюсь, а сейчас война, надо бить врага, освобождать своих родных и изгнать с нашей земли вшивых немцев, а вы, родные родители, сестра Дана и брат Миша, будьте уверены в том, что мы в 1942 году

(11 строк зачеркнуто)

Живем, ну а как придется, кто его знает. Ну я, моя родная сестра, хоть и погибну в бою, так я знаю, что все мои родные останутся жить так, как мы жили до войны, а может лучше.

Пиши мне письма, моя дорогая сестра Дана, а как получу от вас письмо, то очень рад, так как я не от кого не получаю, только от вас. Я сейчас уже не красноармеец, а командир Красной армии. Был на курсах 35 дней, сейчас я командую отделением.

Писал ваш родитель Иван Васильевич Криворучко. Пока до свидания, жду ответа.

 

ПИСЬМО №19

 

25 июля.

Пущено письмо от твоего мужа Алексея Даниловича своей жене (?)

Здравствуй, моя дорогая жена. Посылаю я тебе низкий поклон и желаю я тебе всего хорошего в твоей жизни. Еще передаю низкий поклон своим сыночкам, низкий поклон Ване и Вове, и желаю я им всего хорошего вашей жизни. Еще передаю низкий поклон своему брату Афанасию и его жене Ирине, и вашим деткам Кате и Жене. И еще передаю низкий поклон Коле, (?), (?), Степе, Марии, Коле, Гале и Лене. Еще передавайте Левке, Косте, Вере, Наде, Любе. И передай (?) папе и маме, и Любе, Ване, Юрке и передавай (?) всем знакомым, которых знаю теперь.

Нас перегнали с Бессарабии, теперь мы на Украине, в Одесской области. На фронте в боях и то не были, но скоро будем, потому что стоим на позиции. Нападения были когда были в Бессарабии.

Я уж вам несколько раз писал, а от вас ни одного не получил. Или вас в живых нет. Вы напишите мне письмо. Мне интересно услышать, что у вас дома делается. Еще передайте просьбу Афанасию, пусть он пришлет мне письмо. Я очень буду ждать.

Ну пока. До свидания.

Остаюсь жив, здоров.

Писал твой муж Алеша Кумеда.

Мой адрес:

Действующая красная армия

Военно-полевая сортировочная база литер Т

Почтово-полевая станция №8

256 стрелковый полк, 1 стрелковая рота

Это мой адрес.

Теперь (?) напиши, как там мои сыночки Ваня и Вова. Смотри их не обижай, а жалей.

До свидания, писал ваш папа Алексей Кумеда.

 

ПИСЬМО №20

 

Запорожская область,

Приазовський р-н,

с. Ботиево

Кучеровой

_________________________________

полевая почта 11961 «Н»

_________________________________

 

7 февраля 1945 года.

Привет из заграницы. Здравствуйте дорогие мои жена Дуся! Детишки Люба, Надежда и ты мой сынок Василек. В первых строках сообщаю вам, что я пока здоров, чего и вам желаю. Дорогие мои, ответ на ваши письма послан, но так как от вас долго придется ждать, то я решил хоть о себе осведомлять вас, что живу хорошо, но страшно скучаю. Пока не было фотографий, мне кажется, что меньше думал о вас, а сейчас это фото, которое хранится в бумажничке, оно ежеминутно напоминает о вас. И я невольно, как бы механически, вынимаю и смотрю, смотрю и глазам не верю, что у меня есть такой сын. Смотрю и не налюбуюсь. И вдруг делается обидно на свою судьбу, что прожил много, а жить не жил.

И все это через этого кровопийцу Гитлера, который помешал нашей мирной жизни.

Но ничего, остаться бы только живым, все утерянное мы наверстаем.

До свидания. Крепко обнимаю.

Ваня.

Привет всем всем всем.

 

ПИСЬМО №21

 

Запорожская область,

Приазовский район,

Село Александровка,

Колхоз Ворощилова,

Левченко Галя Семеновна.

 

15 января 1944 года.

Пущено письмо от Очканя Ивана Петровича.

Добрый день или вечер, многоуважаемая Галя Семеновна. Во-первых, я хочу вам передать свой письменный привет и сообщаю тебе, Галинка, о том, что я твое письмо получил и узнал, что вы получили от меня письмо. Вы просите у меня фотокарточку, но я вам не вышлю, а прейдет тот день, что я вернусь домой и постараюсь к вам доехать и поговорить с вами о вашем Александре Семеновиче и рассказать все.

Галя, он умер 28 августа 1941 года в 11 часов дня в донецкой Амросиевке, в госпитале на станции. Он похоронен с честью и славой. Очень хорошо состоялся митинг и о нем говорили нам всем к примеру. Но я лежал в постеле, меня выносили сестры на носилках к нему.

Последних слов я не могу вам сказать.

Галя, я фотокарточку берегу очень нежно и буду беречь до тех пор, пока приеду домой и прибуду к вам на дом.

Галя, только не обижайтесь, что я так пишу.

Мой домашний адрес: Константиновка возле города Мелитополя, 4 квартал, Очкань Иван Петрович. Может, поедешь в город, так зайди к моей жене Очкань Анне.

С тем до свидания.

 

ПИСЬМО №22

 

 

Здравствуйте, тетя Нина.

В первых строках своего маленького вам известия я хочу вам написать про вашего сына Федю [Лобача]. Тетя, это не очень хорошее известие, но что же делать, как его такая судьба молодым пришлось погибнуть.  Он погиб 30 июля 1941 года в нашем селе, когда наступали красные и заходили немцы, то он хотел вскочить в яму, и его убило. Он еще не добежал до ямы два шага. Пуля прошло возле бокового кармана в рубашке и попала в сердце, прострелила военный билет. Там его похоронили, все, что было возле него, все положили, оружие и остальные вещи.

Похоронили его за селом, у нас там могила и он похоронен, высыпали высокую могилу, посадили сирень и вишню.

Просим, если желаете приехать, увидеть его могилу, приезжайте к нам, мы будем принимать чем есть. Тетя, может вы знали, кто вам написал, я же вам пишу четвертое письмо, но писала, а село не знала, а сейчас нашли адрес, в котором описано все и пишу.

До свидания. Привет от родных.

Прошу, приезжайте к нам. (?) Феди есть фотокарточка, еще он в гражданстве сфотографирован.

На этом заканчиваю. Прошу дать ответ. Может быть вы не верите, так я вам высылаю адрес, который был возле него.

 

ПИСЬМО №23

 

Запорізька область,

Приазовський район

Приазовська сільрада,

Село озков’є

Мозговой Марфі Степанівні

___________________________________

Польова пошта 53733

озковому

___________________________________

 

27 жовтня 1944 року

Добрий день, дорога матір!!!

Пише вам ваш син Іван.

В перших словах бажаю оповістити вас, що я живий і здоровий, чого і вам бажаю.

Знаходжусь тепер у Західній Україні. Життя в мене добре. Писав вам одного листа, але відповіді не має.

Дорога матір, мене хвилює здоров’я нашого Василя. Як він поживає?

Мамо, де ви тепер живите, чи вистроїли собі хату? А якщо не вистроїли, то напишіть мені, і я може зможу вам допомогти через своїх начальників. Як получите мій лист, дайте відповідь. Напишіть, чи не чутно Шури та Грицька. Як поживає бабуся Поля і тітка Віра та їх дядько Грицька. Де тітка Хвенька та їх дядько.

На цьому кінець свого листа. Бувайте здорові, ваш син Іван.

Привіт бабі Соні, діду Мойсею, Валентину.

Мій адрес польова пошта 53733, озковому Івану Івановичу.

 

ПИСЬМО №24

 

Запорожская область,

Приазовский район,

Село Орловка,

Падалко Владимиру Даниловичу

___________________________________

Полевая почта 03019

Падалко Петр

____________________________________

 

Пущено письмо 28 января 1945 года.

Привет из ненавистной Германии. Здравствуйте, дорогие родители папа и мама. Шлю я вам свой пламенный привет и желаю всего наилучшего вашей жизни.

Папа! Я заходил в свою бывшую часть и там забрал свои письма от вас и дяди Егорки.

Папа! Дядя Егорка Широбоков находится в Венгрии, а я в Германии, возле реки Одер. Зима теплая, а снег есть, небольшой.

Папа! Побывал в Румынии, Польше, Германии, так что, если придется погибнуть в проклятой Германии, так за родину.

Папа! Мстим германцам кровь за кровь, оставляем память так, как он у нас оставлял, освобождаем свой народ и польский от гнета десятками тысяч.

Папа! Я узнал, что Ваня был дома, но я не имел возможности.

Папа, я от вас получил письмо, которое вы писали 21 декабря 1944 года.

Папенька и маменька, вы не волнуйтесь обо мне, я пока и здесь живу хорошо. Письма пока не пишите, потому что я нахожусь в запасном полку, а куда пошлют из запасного, не знаю.

С тем до свидания.

Папа и мама, передавайте привет бабушке, тете Нине, Марусе, Дуне, дяде Ягорке, (?), Ниночке и всем знакомым.

С тем пока до свидания, ваш сын Петр Владимирович Падалко.

 

 

ПИСЬМО №25

 

УССР

От красноармейца

Запорожская область

Приазовский район, село Приазовье

Колхоз Гигант

 

Письмо 9 сентября [1941 г.] жене Наде от мужа Ивана Сергеевича, мамаше от вашего сына и детки от вашего папаши. Добрый вечер многоуважаемая жена Надя, мамаша и детки Маруся и Люда, и дорогая сестричка Эля. Сообщаю вам, что жив пока и того вам желаю всего наилучшего вашей жизни. Сообщаю вам о том, что я вам писал насчет посылки, что я ни получал. Теперь я получил от вас посылку. 8 сентября от вас посылку: печение и кусок сала. Очень рад был и очень вам за посылку выношу благодарность, что все-таки не забываете меня. Вместе получили с Ворониным,  так нас окружили товарищи, раздал печения почти половину посылки. Печенье как находка сейчас. Я понемногу подбавляю на питание сало. Иной раз привозят шомовки на фронт, 1 раз в сутки. Дают по сто грамм водки в сутки.

Находимся все время в лесу. Снаряды рвутся кругом нас. Сейчас наши части ведут в наступление. Германия отступает. Все село пылает, пускают зажигательные бомбы.

Теперь я напишу вам за Бородина, за Фесенко и за Ленивкина. Их нет со мной, и не знаю, где они есть: или в плену, или убиты. Нет слуху о том, где они есть.

Все стемнело. До свидания. Жду ответа от вас.

Теперь пропишу вам о том, если можно, выслать посылочку…

Адрес: действующая армия, почта полевая станция 327 – 894-й стрелковый полк, 1 батальон, 1 минометная рота.

Петров Иван Сергеевич

 

ПИСЬМО №26

 

Пущено письмо 25 декабря 1944 года.

Здравствуй, дорога жена Маруся, и папа, мама, дорогие дети Леня, Толя, Лиля, Маруся. Сообщаю, что я пока жив, здоров, что и вам желаю в жизни.

Маруся, я сегодня получил твоих два письма, за которые сердечно благодарю тебя. Дорогая Маруся, ты обижаешься на меня, что я мало пишу их. Дорогая, это не в колхозе, а на фронте!

Маруся, здоровье мое сильно хорошее. Но я очень много думаю о вас. А ты мне еще пишешь, что нет. Топка и хлеба – только это меня и заставляет очень много думать. Я сегодня написал областному прокурору, что бы обеспечили вас, как семью фронтовика. И нашим руководителям писать не буду. Останусь жив, приеду, буду говорить. Так им и передай, будут бедные.

Маруся, я уже второй месяц нахожусь в Германии. Был в Литве, Латвии. Многое видел. Останусь жив, приеду, расскажу.

Маруся, напиши, кто председатель сельского совета и колхоза бригадир и полевод.

Маруся, сейчас погода очень хорошая – снег и мороз. Маруся, напиши, как живете с Семеном и (?) Маруся, получили ли стипендию и сколько в месяц. Пиши. Вас облагают налогами или нет.

Маруся, ты мне пишешь, что Леня скоро будет писать письма. Смотри, что бы хорошо занимался. Я его часто вижу во сне. Иногда и вас всех. Эх, война. Что поделаешь.

Маруся, что ни делай, добивайся в сельском совете хлеба и топки. И если примут меры согласно моего письма – сообщи. Маруся, пиши где брат Ефим Федорович (?) И еще напиши, как живут Вера, Мария, Люба, Анна, Иван, где мой Бажаных Андрей, Маруся.

Смотри за детьми, и за папой и мамой. При встрече с тобой мне чтобы не было плохого.

Пока все, писал бы еще, но условия, понимаешь. Передавай привет всем родным и знакомым. Пока все. Целую папу, маму, Леню, Толю, Лиличку (?) Маруся, сейчас зима, пиши, что у вас. Я жду. Целую тебя крепко-крепко.

В. Полещук.

22 декабря 1944 года

 

ПИСЬМО №27

 

Запорожскяа область,

Приазовский район,

Георгиевский с/с,

Свешниковой Анне Афанасьевне

_________________________________________

Полевая почта 39421 б

Свешников Иван Васильевич

__________________________________________

 

Сына Васю целую.

Пишу письмо 15 марта 1945 года от Свешникова Ивана.

Здравствуйте, дорогие родные. Передаю свой красноармейский пламенный привет: Маме, Миле, Коле, Наде, Мане, Кате, Тае, Шуре и моему сыну Васе с горячим поцелуем. Родные, я пока живой и здоровый, чего и вам желаю на белом и светлом свете. Мама, я не писал писем эту неделю, потому что не было времени, были на боевом задании, закончили и вернулись на место, и я начал писать письмо. Климат сейчас пасмурный и ветряной.

Мама, сообщите о своем состоянии, где вы находитесь, живы или здоровы вы, все родные, есть вам что кушать и пить. Нам всем бойцам весело и бодро, и есть настроение биться с врагом до последнего конца. Нам все что хочешь, ни о чем мы  не журимся, лишь мне скучно о том, что нет от вас письма и никакого сообщения.

Пишите ответ, дорогие родные.

Ваш Ваня Свешников

На часах 18 минут 9-го

 

ПИСЬМО №28

 

Запорожскяа область,

Приазовский район,

Георгиевский с/с,

К-з «16 годовщина Октября»

Свешниковой Анне Афанасьевне

_________________________________________

Полевая почта 02922

Свешников Иван Васильевич

__________________________________________

 

Пишу письмо 12 апреля 1945 года, от Вани.

Здравствуйте, дорогие родные. Передаю вам красноармейский привет и желаю наилучшего вам в жизни радостного. Дорогие родные, я уже вам писал много писем, но от вас ни одного. Я не знаю доходят ли они или нет.

Родные, Вы или забыли обо мне, или не хотите сознать, что я ваш сын. Может быть, за что серчаете на меня, то напишите – за что.

Поверь,те как плохо и жаль находит на сердце, когда товарищи мои получают письма, от своих родителей письма, но я ни одного не получаю. Знают товарищи о домашней жизни своих родных.

Ну пока все, писать больше я не буду об этом. Теперь я сообщу ,что я живой и здоровый, того и вам желаю на белом свете. Есть что кушать и пить, весело и радостно, бывает звуковое кино, цирк. Не считая того, что  мы находимся в фашисткой Германии, но у нас и там все весело.

Мать и братья, и сестры, и Миле, сыну привет. Мама, сообщите какое ваше здоровье. Миле и сыну Василию я отдельно напишу письмо. Мама, напиши, где находится Коля и Папа, и сестра Надя, Маня, Катя, Рая и Шура. Мама, поверьте, что больше всего мне жаль Раю и Шуру, потому что они с моей семьи самые наименьшие, ни в чем не виновные. Мама, сообщите кого в нашем селе  из моих товарищей нет. Мама, я о своей жизни и проводя её в пределах Германии. Мама, напишите как вы живете и что у вас есть дом, не сожгли его немцы. Мама, я вам писал что когда вы получите письмо от Нади Ворониной из Орловское области, то напишите мне её письмо и адрес. Мама, напишите где находится Мила, живет она ли вместе с вами или нет. Мама, напишите. кто пришел с Германии. Как теперь идет работа в нашем колхозе. Мама, не журитесь обо мне и не думайте ничего. Мама, я отдам свою жизнь за все то, что натворила проклятая Германия на нашей родине, уничтожим его в пух и прах, победа уже близка, осталось только закончить её. Но нет сомнения, мама, что наш фронт находиться ближе всего к фашисткой столице Берлину.

Мама, узнайте, нет ли письма от Валентина Синельникова из Пятирички,  и дайте родным его мой адрес, и пусть напишут о нем, если он жив, то пусть сообщат мне и пришлют его адрес.

Мой адрес

Полевая почта 39421 Б

Свешников Иван Васильевич

Мама, уже здесь закончили сев, посадили картофель. Напишите, какая у вас погода. Пока все.

До свидания дорогая Мама, братья и сестры.

Передайте привет всем кто знает меня. Не обижайтесь, что плохо написано, сами знаете почему

 

Надпись на клапане конверта:

«Целую я всех родных и очень соскучился, и не знаю –  живы или нет. До свидания»

 

ПИСЬМО №29

 

Открытое письмо

Куда Запорожская область

Приазовский район

Село Александровка

Кому Середе Таисии Ивановне

____________________________________

Адрес отправителя

Запорожская область

Приазовский район

Приазовское

Паспортный стол

________________________________________

 

12 января 1944 года

Товарищ Середа!

Сообщаем Вам, что мы получили пятилетний паспорт с воинской части, которая пишет, что Ваш муж, Середа Иван Кондратьевич, погиб в борьбе с заклятым врагом гитлеровской сволочи. Погиб за взятие Мелитополя и похоронен бойцами у Данило-Ивановки. За смерть Вашего мужа мы мстим и будем мстить до тех пор, пока уничтожим гитлеровскую сволочь.

С приветом к Вам!

Паспортист Голубничая

12 января 1944 года.

 

ПИСЬМО №30

 

Запорожская область,

Приазовський р-н,

с. Приазовье,

колхоз «Гигант»

Турубаровой Мари Ивановне

____________________________________

Полева почта 53228

Турубаров П.П.

______________________________________

 

4 апреля 1945 года /Германия/

Здравствуйте, моя дорогая мамаша. Сообщаю вам, что я жив и здоров. Нахожусь в другой части, в настоящее время работаю на хлебопекарне. Находимся в Германии. Я от вас давно уже не получал писем, возможно потому, что переведен в другую часть, теперь мой адрес такой:

 Полевая почта 53228, Турубарову П.П.

Дорогая мамаша, пропишите, где находится моя жена? С вами ли она живет или нет? Передайте ей привет и мой адрес. Пока желаю вам здоровья и всего хорошего. Пишите. С сыновним приветом – Ваш сын Турубаров П.П.

Мамаша, если можете, вышлите мне свою фото карточку, чтобы хоть на карточке посмотрел на вас, а то очень и очень соскучился. Пишите чаще письма. Посылаю вам бумаги на письма.

 

ПИСЬМО №31

 

Здравствуй, милая Тася.

Передаю тебе горячий супружеский привет и желаю тебе всего хорошего в твоей гражданской, домашней обстановке. Кроме того передаю бойцовский привет с горячими поцелуями своим деткам Розе, Лиле и наследнику Валентину Григорьевичу, и прошу, передай отцовский привет Дуне. Анастасии и Кате. С Ессентукийского госпиталя я уехал 24 сентября 1943 года, не в полном здравии и сейчас я чувствую себя с ногой не очень хорошо, стопа не сгибается. Но ничего не поделаешь, лечится будем после разгрома гитлеровской банды, а сейчас надо воевать.

Нахожусь я не так далеко от вас, но только по другую сторону Азовского моря. Новостей у нас особых нет. Живем по военному, нынче здесь, а завтра там, по морям по волнам. Если счастье улыбнется и придется нам встретится, то много будет что рассказать, а пока что остановим свой обмен (?).

Уважаемая Тася, ты добивайся помощи через РВК, потому что у тебя материальные условия очень плохие, а 3 детишек. И твоя обязанность их воспитывать до моего приезда, а мой приезд…

Милые детки, слушайте мать, ибо у неё очень плохое здоровье.

Моего приезда ждите с юга от вас.

Привет брату (?) и всем родным и знакомым.

С приветом.

Мой адрес

Полевая почта 11221 Е

Цурканенко Григорий Григорьевич

 

ПИСЬМО №32

 

Здравствуйте, многоуважаемая жена моя и дорогие сыночки Володя и Витя. Передаю я вам свой пламенный привет и крепко целую тебя, моя жена и своих сыночков Володю и Витю.

Поля, я сейчас нахожусь пока в Мордвиновке, пока в бою не был, но должны скоро быть. Что тогда, не знаю, буду ли жив или нет (?)

Поля, живи хорошо, что бы было все хорошо как для тебя, так и для наших детей. Буду жив, то (?)

Поля, я видал тубальских хлопцев, которые были на фронте, Берегового Федю, то он говорил, что Гребенюк Василь и Ходоковский Коля убиты, а Яков (?) и Лывковский Александр неизвестно где делись. Говорят, что может быть, и попали в плен. Но, вообще, пока о них ничего не известно.

Поля, вообще смотри сама, что бы было все хорошо, береги детей и сама себя.

Но я должен скоро вступить в бой, но не знаю, буду ли жив или нет. Если ранят, то это тогда хорошо будет. (?)

Пока до свидания, остаюсь жив и здоров, того и вам желаю.

Передавай привет Дуньке (?) и всем остальным.

Мой адрес

Полевая почта 05878 Б

До свидания

Ярчук Пантелей

 

ПИСЬМО №33

 

14 декабря 1943 года.

Привет из Запорожья.

Здравствуйте, дорогая моя и незабвенная семья. Шлю вам свой привет и желаю вам благополучия в вашей жизни. Пуще всего крепко целую внука Славика, дай Бог ему быть здоровым дождаться нас живыми.

Теперь я вам напишу, что я жив и здоров до которого часу. Извините, что долго не писал, не было возможности. Мы получили все полностью зимнее обмундирование.

Дорогая моя семья, я сейчас перешел на такую жизнь, как я жил ровно 30 лет тому назад. Но что поделаешь, надо все перенести. Гремит все кругом беспрерывно.

Дорогие мои, по получении моего письма немедля времени пишите ответ, как вы живете и что нового. Пишите за сыночков – бойцов и героев, за Митю, за Васю и дорогого зятька Васю, как его здоровье, все подробно. Еще передайте привет братьям моим и сестрам, и всем соседям.

С тем до свидания, остаюсь жив и здоров.

Яценко Егор Яковлевич.

До свидания, до свидания и еще до свидания.

Мой адрес

Почтовый ящик 11759 В

Яценко Егор Яковлевич.

Со мной Туруколо Мишка и с Ударника Краснов Иван Павлович.

 

 

 



Создан 29 окт 2013